логин пароль регистрация
кто тут=>


Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
карта / авторы / ленты / рейтинги / дзен / люди добрые / мы помним / личная
рифма к слову / регистрация
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новости


Новое произведение
Пеньков Влад
К простору 19.10.2017 03:35

-1-

Кто-то каждой ночью неизменно
говорит, моих касаясь вен -
Я тебя считаю Карфагеном.
Должен быть разрушен Карфаген.

Может, ты ни в чём не виноватый,
но случилось так, и только так.
Именем народа и Сената
для тебя наступит полный мрак.

И услышишь ты, как в полном мраке -
жалкие от страха и парши -
воют карфагенские собаки
на руинах тела и души.

-2-

Нет для этого слов подходящих -
ночь удушлива, словно фосген,
для тоскующих, смутно мычащих,
слабо верящих в свой Карфаген.

Для того эта ночь безоконна,
чтоб не видеть, не слышать, не знать,
что идут пацаны Сципиона,
поминая такую-то мать.

Исполняется высшая мера.
Забывай или не забывай,
но перчаткою легионера
прозвенел самый первый трамвай.

Утро бледное город накрыло.
Победители, как саранча.
И выходит на каждое рыло
по железному блеску меча.

И не дышится. Шатко и валко
дождик бродит, как брошенный пёс,
там, где утро похоже на свалку
громких чаек и тихих берёз.

-3-

Ночь. Больничная палата.
И соседа тихий храп.
У него - лицо Пилата
(рукомойник кап-кап-кап) -

не Мессии, не подонка.
Одарила жизнь добром -
не макал он хлеб в солонку,
не швырялся серебром.

-4-

А сколько там было простора -
в банальности этой беды,
в сырой штукатурке забора,
в бесстыдстве казённой еды.

Проклятая эта больница,
больными заплёванный двор -
я там научился молиться
и вышел на полный простор.

Кровати и справа и слева,
и лампочка тускло горит.

- Ну вот и вернулись мы, Ева! -
в подушку Адам говорит.

Конкурс хранителей Рифмы

Лучшее за прошлый месяц

Зной в номерном безымянном посёлке. Куры
обморочно кудахчут. Скрипит вдали
шкив водокачки. Под одеялом бурым,
маясь изжогой, зевает Шахов Д. И.
Он поднимается нехотя. С бывшей шахты
лет уж пятнадцать как не идут гудки,
прежде будившие. Выйдя, пинает трактор,
думая, стоит ли ехать ему в Дубки
требовать денег в конторе с начала года.
Ведь раздавать придётся, как ни крути,
Танька по пьяни вон родила урода,
глухонемого Мишку, а ты плати.
Кажется, всё безлюдно, а ненадолго
съездишь куда, повылезут из щелей,
мигом прослышат, тот подвернёт за долгом,
этот припрётся и заскулит: «налей»,
тот подзанять. А выпить бы было кстати.
Нет ли чего в заначке. И он идёт,
зная отлично, что нету, пошарить в хате.
В кухне забытый в банке прокис компот.
Из-под обоев лезут на свет газеты
да вавилоны плесени вдоль стены.
Что удивляться, если хибару эту
дед ещё ставил, безногим придя с войны.
Может, подправить, думает он привычно,
может, к зиме... сапогом за косой комод
вдруг зацепляется и матерится зычно.
Фиг ли латать, возиться – и так сойдёт.
Чей-то платок снаружи мелькает серый:
бабка Фасолиха робко скребёт в окно,
в створку, где всё ещё стёкла, а не фанера.
Ведьма, ведь кокнешь! а в общем-то всё равно.
Стонет, притворщица, криво держась за спину:
«Вижу, ты вышел... Иваныч, ты не в район?
Если аптека открыта, хоть аспирину
мне бы, а то помру ведь, час не ровён...» –
«Я не поеду, дел без тебя по горло».
Он ковыряет в консервах кусок трески,
смотрит на банку: своё ведь... когда припёрло,
можем! Наш верно вдарил им, по-мужски.
Из жестяного ведёрка разит тосолом.
Морщась, полощет, выплёскивая на мокриц.
Надо идти за водой. Возле бывшей школы
что-то блестит в траве. Вот так штука, шприц.
Возле колонки он долго и с чувством курит.
Вдруг подойдет знакомец. Но ни души,
кроме бездельной пары облезлых куриц.
Где-то по большаку грузовик шуршит.
Дома его караулит всё та же бабка
с мутной бутылью: «А завтра не купишь, а?»
Шахов светлеет: «Ладно, давай». Остатки
рыбы, краюха хлеба, еще лапша –
пир! Телевизор с ним разделяет ужин,
глухо бубня анафему. Он жуёт,
слушает и глотает. Жара снаружи
всё еще в силе. Он вытирает пот.
Чёрт со старухой, если и завтра душно –
с места не сдвинусь. Стерпит, ей не впервой.
Валится в койку, щетиной деря подушку,
и улыбается, вспомнив, что Крым – его.

Шварцман Майя



о конкурсе

Новые* авторы:
Максимычева София
Потапова Полина
Жилинская Татьяна
Константин Емельянов
Гладких Владимир
Сандомирская Александра
Башан Инна
Меркурьев Павел
Монтеррей Татьяна
Корсакова Марина
Экс-Промт Дмитрий
Спектор Владимир
Герман Надежда
Аскеров Самир
лаврухина людмила
Брусникина Аграфена

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!


3 года назад
Зорингер Генрих02:16
Тогунов Игорь00:19
Булатова Галина05:37
Гулинкина Ольга23:16
Золин Вячеслав23:09

Новые произведения:
Пеньков Влад 03:35
Островский Семён 03:25
Каратов Сергей 23:53
Ахадов Эльдар 22:00
Ворошилов Сергей 21:50
Цаголова Лаура 20:02
Мазманян Валерий 19:28
Старухин Юрий 15:48
Гулинкина Ольга 14:26
Владимир Фомин 13:59
Кортусова Ольга 04:53
Шварцман Майя 00:29
Прашкивская Лариса (Лара Фелисион) 23:54
Процкая Наталия 23:37
Иванов Виталий 21:58
Резина Юлия 21:52
Константин Емельянов 15:48
Поздняков Борис 15:11
Эндин Михаил 14:29
Муртузалиева Екатерина 14:03
еще

Избрано год назад:
Больше любви. 12:54
Безъязыкая 03:50
Samba de mi muerte 22:37
дорогая Елена Сергеевна, ... 13:54
Мои университеты 09:38
УКУСЕНИЦА 09:27
Для чтения по диагонали... 09:24
мы пробуем творить 17:19
Сквозь сетку ливневых дождей... 22:02
Помолись за меня... 15:50

Кандидаты на удаление
Список формируется =>
Спасательный круг=>

Недавно:
Ахадов Эльдар
Владимир Фомин
Пеньков Влад
Аскеров Самир
Глухарева Ольга
Рябина Ирга
Рубин Михаил
Владимир Фомин
Рудаков Дмитрий
Блинов Андрей


Партнеры:
АЛЬМАНАХ «Под небом единым»

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help